Индийская экономика в условиях реализации плана Байдена по преодолению экономического кризиса

Оглавление

  1. Основные причины кризиса. Исчерпание либеральной экономической модели
  2. Моделирование результатов выполнения планов

Источники статистических данных

1. Основные причины кризиса. Исчерпание либеральной экономической модели

К 70-м годам ХХ века бреттон-вудская модель исчерпала возможности своего естественного развития, заложенные в 1944 году. Кредитование через соответствующие институты (МВФ и Всемирный банк), соблюдение правил ГАТТ (будущего ВТО) и другие системные институты перестали обеспечивать рост в рамках той части мировой экономики, которую контролировали США. Как следствие, 15 августа 1971 года США были вынуждены отказаться от привязки доллара к золоту и начался кризис 70-х годов. Его оценка – достаточно сложное дело, поскольку статистические методики с тех пор неоднократно менялись. Наш (Фонда экономических исследований Михаила Хазина) анализ говорит о том, что 70-е годы прошлого века были периодом постоянного экономического спада в «Западной» (то есть подчиняющейся бреттон-вудской модели) системе разделения труда и третий ПЭК-кризис в рамках разработанной классификации кризисных процессов капитализма.

Исходя из разрабатываемой нами теории (см. М. Хазин «Воспоминания о будущем. Идеи современной экономики», 2019, англ. перевод M. Khazin «Crisis of capital effectiveness», 2020) выхода в такой ситуации было два: либо расширять «Западную» систему разделения труда, либо – начать «внеэкономическое» (то есть за счёт искусственных, эмиссионных ресурсов) стимулирование спроса. Поскольку в 70-е годы советская (на базе ресурсов СССР) система разделения труда была незыблема, был выбран второй вариант, который в истории получил название «рейганомика» (хотя был разработан ещё при президенте США Картере).

Суть модели «рейганомики» состояла в стимулировании частного спроса за счёт рефинансирования долга домохозяйств под постоянно снижающийся процент. В 1980 году учётная ставка ФРС США была 18%, к 2008 году она снизилась до 0. Возможно, кризис произошёл бы и раньше, но в конце 80-х годов разрушилась советская система разделения труда и это дало «Западной» (а с 1991 года – мировой) экономике около 10 лет передышки (т.н. «золотой век» Клинтона), поскольку резко выросло количество потребителей.

Кризис 2008 г. показал, что этот ресурс также оказался исчерпан. Некоторое время ФРС США печатала деньги, снабжая ими бюджет и затыкая прорехи в банковской системе, и этот ресурс используется до сих пор, но и он близок к истощению. Более подробно про ситуацию можно прочитать в цитируемой выше книге М. Хазина, но в настоящем докладе мы рассматриваем текущую ситуацию в мировой экономике и её преломление для экономики Индии.

В любом случае, текущая ситуация не представляется позитивной, остановить экономический спад не получается, а либеральная экономическая модель, выстроенная под логику «рейганомики» уже больше 10 лет показывает, что обеспечить экономический рост она не может. Экономический кризис продолжается и налицо все условия для его перехода в крайне острую стадию, с исторической точки зрения мы сейчас находимся где-то между октябрём 1929 и апрелем 1930 года, возможно, что острый кризис уже начался. Если прекратить финансовую подпитку спроса, этот переход (дефляционный шок) начнётся сразу же, а эффективность эмиссионного стимулирования экономики всё время падает, что требует постоянного увеличения мощности печатного станка.

Пандемия 2020 г. сопровождалась широкими карантинными мерами в самых различных странах. Значительная часть населения не выходила на работу или работала в удалённом режиме, что привело к заметному спаду производства. По сути дела, этот спад маскирует настоящий кризис, который должен был бы начаться чуть позднее. Однако фактор коронавируса, не вписывающийся в обычный экономический сценарий, подтолкнул развитие ожидаемый событий. Карантинные мероприятия просто запустили структурный кризис мировой экономики, аналогичный кризиса 1930-32 гг., который привёл к «Великой» депрессии. Потому, как мы ранее предупреждали, не приходится ожидать быстрого восстановления экономики.

Поскольку либеральная экономическая теория структурные кризиса не описывает, бреттон-вудские институты и ассоциированные с ними политики (а других сегодня в мире, за исключением России и Китая нет) пыталась создать ощущение неминуемого возврата к показателям начала года. Ожидания на скорое окончание спада и восстановительный рост не оправдались, уже к концу лета текущего года рост практически прекратился, и судя по текущей ситуации, мировая экономика снова возвращается к спаду, не восстановившись после предыдущих потрясений. Это полностью соответствует нашей теории, и основной совет, который мы можем дать нашим читателям – исходить из того, что экономического роста в ближайшие годы не будет.

В то же время Президент России В. Путин уже в начале года в своей речи в Давосе прямо сказал о том, что механизм развития современного капитализма прекратил своё действие.

Реальный сектор США и мировая финансовая элита, их положение и интересы в период кризиса.

Бреттон-вудская финансово-экономическая модель существенно изменила место и статус США в мировой экономической системе. Если в 1944 году доля США в мировом ВВП составляла не менее 50%, то на сегодня доля США по производству не превышает 20%. При этом с большим количеством стран США имеют серьёзный дефицит торгового баланса. В то же время, подавляющая часть расчётов в мире производится именно в долларах США. И если последнее – позитивное для США следствие этой модели, то первое – это цена, которую США вынуждены платить за её поддержание.

До 2008 года дефицит внешнеторгового баланса США компенсировался профицитом платёжного. Поскольку большая часть мировых инвестиций осуществлялась в долларах США, то и прибыль от этих инвестиций автоматически возвращалась в долларовую систему. Но с 2008 года совокупная прибыль от инвестиций в мировую экономику (точнее, её реальный сектор) стала отрицательной, начался серьёзный кризис (четвёртый ПЭК-кризис в соответствии с нашей классификацией). До 2014 года эта ситуация компенсировалась чистой эмиссией, но затем проблемы с долларовой ликвидностью мировой экономический системы стали стремительно нарастать.

Фактически для того, чтобы спасти мировую долларовую систему, нужно ещё более снизить долю американского производства в мировой экономике с ее нынешних 17-18% до, условно, 5%. Но в этом случае, если что-то произойдёт с мировой долларовой системой, Америка не сможет прокормить свое население, а денег на то, чтобы импортировать, не будет. Понимание этого обстоятельства, в общем, в элитах США есть и именно по этой причине уже с ноября 2014 года (по результатам промежуточных выборов 4 ноября) стало понятно, что та часть американских элит, которая хочет отказаться от бреттон-вудской системы и хотя бы частично восстановить статус американской экономики («Make America Great Again»), вернула себе право голоса.

При этом в процессе реализации программы «рейганомики» (которая является вариантом бреттон-вудской модели) в США, да и в других странах, непомерно выросла доля финансового сектора, прежде всего, в части перераспределения в свою пользу общей прибыли.

Всё это происходило за счёт постепенного упадка реального сектора, в первую очередь в США. Это естественно — поскольку основным источником прибыли является эмиссия. Однако масштаб явления потрясает. Если бы доля реального сектора в ВВП сохранилась на уровне начала 80-х, его объём был бы заметно выше (рис. 1).

Рис. 1

До недавнего времени в США действовала такая система: эмиссионные деньги дают банкам, полагая, что они будут вкладывать в реальный сектор, но банки не делают этого, видя, что инвестиции в реальный сектор убыточны. Они инвестируют в финансовые спекуляции. Как заставить банки вкладывать в реальный сектор – непонятно. Можно создать для этого государственные институты, но, во-первых, эти институты еще надо организовать, во-вторых, всегда есть риск коррупции.

По этой причине в период карантина деньги домохозяйства получали непосредственно из бюджета и легко выйти из этой ситуации пока не получается. Количество открытых вакансий в США намного превышает средние исторические значения, показатели трудовой статистики противоречат друг другу.

Таким образом, модель больше не работает, поэтому можно печатать денег сколько угодно, а экономика все равно будет падать, но зато станут расти финансовые институты, особенно с учётом того, что именно финансовый сектор используется для стерилизации избыточных денег (эмиссию для поддержания частного спроса никто с 1981 не отменял, рис. 2 и рис. 3).

Рис. 2
Рис. 3

Сейчас ФРС печатает деньги, потому что финансовой системе не хватает долларов. В результате, несмотря на продолжающийся спад производства, индекс Dow Jones вырос до уровня начала 2020 г. Такие достижения — это преддверие кризиса.

В этой ситуации два базовых экономических сценария, неявно сформулированные еще в конце 2014 года (например, 5 марта 2014 года на Дартмутской конференции в Дейтоне, Огайо, это сделал М. Хазин), фактически, перешли в явную форму. Первый сценарий соответствует интересам финансового сектора и его защищает Демократическая партия. Он состоит в том, что США любой ценой (фактически – ценой реального сектора своей экономики) спасают мировую долларовую систему. Второй – спасают реальный сектор американской экономики ценой разрушения мировой долларовой системы. Условно первый план назовём «планом Байдена», а второй – «планом Трампа», который сейчас как минимум отложен на несколько лет ввиду победы Байдена на выборах президента США.

Отметим, что колоссальный вброс ликвидности, осуществлённый весной-летом прошлого года, и частично продолжающийся до сих пор, осуществляется как раз в рамках «плана Трампа», поскольку большая часть ценных бумаг, выкупаемых ФРС с рынка, являются бумагами компаний реального сектора, а не финансового.

При этом последние месяцы администрация Байдена всё более и более переходит на рельсы «плана Трампа», что связано с колоссальным ростом промышленной (как минимум 25% на конец 2021 года) и потребительской инфляции.

2. Моделирование результатов выполнения планов

Представленные здесь прогнозы выполнения разработаны на специальных компьютерных моделях. В них моделируется экономика той или иной страны с учётом внешнеэкономического окружения, которая, как и всякая другая экономика, представляет собой сложную систему взаимосвязанных объектов, которая постоянно меняется во времени.

Модели, построенные с использованием статистических методов, базируются на прошлых статистических показателях или на выборке случайных значений. Однако проблема в том, что любая экстраполяция статистических данных, так же как использование случайных значений, всегда приводят к существенным ошибкам. Это не позволяет использовать такие методы для прогнозирования социально-экономических процессов и подготовки управленческих решений. Применять прошлую статистику для управления экономикой – это примерно то же, что управлять автомобилем, глядя не вперёд, а в зеркало заднего вида. Точно так же недопустимо использовать традиционные наборы сценариев – «пессимистический», «оптимистический» и «наиболее вероятный». Сценариев может быть сколько угодно, это зависит от выбранного способа управления.

Например, Международный валютный фонд регулярно публикует бюллетень «Перспективы развития мировой экономики», а также самые общие макроэкономические показатели для отдельных стран – годовое изменение ВВП, темп инфляции и т.п. на горизонте в несколько лет (рис. 4)1.

Рис. 4

Очевидно, что на таком значительном временном отрезке невозможна столь плавная динамика показателей, как в прогнозе МВФ. Это говорит о том, что прогнозные данные МВФ получены с помощью экстраполяции прошлых статистических данных, уравнений регрессии и экспертных оценок. В бюллетенях МВФ2, в частности, говорится о влиянии изменения цен нефти на динамику ВВП стран мира, в то время как есть и обратное, не меньшее влияние экономики стран на нефтяные цены, но это не подвергается рассмотрению. Кроме того, публикуется очень небольшое количество агрегированных показателей, что говорит о недостаточно подробной детализации объекта моделирования.

Наши детерминированные модели основаны на алгоритмах, отражающих связи внутри реальной экономики. При этом действующие правила ведения хозяйства могут стимулировать экономическое развитие, но могут и препятствовать ему. Поэтому одна из главных задач моделирования – проверить хозяйственный механизм на адекватность, а также найти интервалы времени, на которых действующий хозяйственный механизм не приводит к кризисам.

В практике моделирования часто используются линейные методы (линейное программирование, теория игр, факторный анализ, методы оптимизации и т. д.). Но чем детальнее модели, тем меньше линейные методы показывают реальную картину. В реальной жизни линейные зависимости почти отсутствуют. Если в модели есть неизменные параметры, то на длительных интервалах времени модели всегда разрушаются. Поэтому постоянные значения в модели нужно заменять на переменные. ​

Мы используем нелинейный метод моделирования. Он позволяет учитывать меняющиеся ограничения и вообще любые изменения социальных, производственных и иных структур, которые постоянно возникают в отображаемом объекте. Одни внутренние связи исчезают, другие возникают, поэтому говорить о конкретной структуре модели можно только для определённого момента времени. Далее структура модели изменится, то есть, по сути, возникнет другая модель. Структурные изменения зависят не только от исходного описания объекта, но и во многом от моделируемого хозяйственного механизма.

Результаты прогноза для Индии на 2021-2023 гг., соответствующие выполнению плана Байдена, были спрогнозированы на моделях, которые обладают требуемыми свойствами (модели динамические, детерминированные и нелинейные).

При прогнозировании была учтены меры, принятые в связи с пандемией COVID-19, при которой значительное количество работников осталось дома, работая удалённо или не работая совсем. Эти меры были приняты в конце I кв. 2021 г., а затем карантинные ограничения постепенно смягчались. В результате постепенно работники стали вновь приходить на производство, и выпуск продукции постепенно восстанавливался, но от низкого базового уровня. Прогноз оказался следующим.

Полный текст доклада будет доступен после оплаты
15000 р.

3.9
(17)

Комментарии к статье: «Индийская экономика в условиях реализации плана Байдена по преодолению экономического кризиса»

  1. Максим Шкадов:

    Михаил Леонидович ! Я много лет возглавлял Российскую алмазообрабатывающую промышленность и два срока был Президентом Международной ассоциации производителей бриллиантов. Очень тесно соприкасался с индийскими коллегами и был свидетелем реализации гениальной программы выдавливания всех из этого бизнеса. Могу в деталях объяснить как это происходило и происходит до сих пор. Если могу быть полезен то с удовольствием. Спасибо

    + Раскрыть ветвь

Добавить комментарий